«Бессмертный полк» тульской полиции. Евгений Тимофеевич Шалашников

Шалашников Евгений Тимофеевич , майор милиции, следователь.

Участник Великой Отечественной войны. В армии с 1942 года, начинал рядовым 18 запасного стрелкового полка. Воевал на Брянском фронте, был радистом 75 стрелковой дивизии 3 армии Центрального фронта. В 1943 году служил радистом авиаполка 15 Воздушной армии. С 1944 г. по 1945 г. – комсорг стрелкового корпуса Белорусского фронта.

Участвовал в Орловско-Курской операции, освобождал Прибалтику, Белоруссию, Польшу. Участвовал в штурме Берлина.

Награжден: орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2 и 1 степени, медалями «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».

Из воспоминаний ветерана:

«В армию меня призвали в самом начале 1942 года, направили в школу младших командиров в Подмосковье, а через месяц, по срочному приказу был отобран в группу из двадцати человек для ускоренного обучения на связиста-радиста.

…На всю жизнь запомнил небольшую реку в местечке Панино, что подо Ржевом. Ее название и сейчас звучит зловеще – Бойня, а летом 42-го, когда разворачивалась Ржевско-Сычевская наступательная операция, она становилась розовой после каждого боя. От крови.

Воспоминания о службе в 976-м авиационном полку даются особенно трудно. Здесь я тоже был радистом. 23 февраля 1943 года принял и передал команду «на взлет!», направление – г.Орел. Погода стояла ясная, небо высокое, голубое, хороший морозец. Ребята радовались, что дадут фрицу прикурить в День Красной Армии. Провожали их с легким сердцем. Но не встретили. Из того полета вернулся только командир полка, сумел посадить подбитый самолет – он врезался в стог сена и загорелся. Полк расформировали…

В июле 1943-го в составе 203-го полка 17-го гвардейского корпуса участвовал в Орловско-Курском сражении. Наступление началось 5 июля. Когда появились танки, командир роты скомандовал трем бойцам взять зажигалки и вперед. Остановить танк удалось только одному, двоих срезали из пулемета. Следующая тройка бойцов уничтожила еще две машины. Осталось две, и они приближались. Не знаю, в другое время сумел бы я повторить тот прыжок, откуда только взялась энергия. Буквально какая-то сила бросила меня из окопа прямо под дуло танка. Зажигалка в руках и раздумывать некогда: перекатился на бок и ему в бок. Танк загорелся, начал юлить, чувствую, сейчас нога будет раздавлена гусеницей. Не помню, как вырвал ногу, сапог остался под гусеницей. Откатился в сторону, а здесь снаряд разорвался, я получил ранение и контузию. Сослуживцы затащили в окоп, потом в медсанбат отправили. Медаль «За отвагу» догнала меня уже на немецкой земле. После госпиталя прошел Белоруссию и Прибалтику, освобождал Польшу, преодолевал Зееловские высоты и расписался на поверженном рейхстаге – «туляк Шалашников».